Главная Спорт
Легенды СССР Деньги СССР
Электроника Игры СССР
Игрушки СССР Продукты
Книги и журналы Культура
Армия СССР ТВ СССР
Бумаги и билеты События
Автопром СССР Предметы
Напитки в СССР Приборы
Видео с 1991 г. Косметика
Посуда в СССР Катастрофы
Песни пионеров Мода
Крылатые Фразы История
Фильмы СССР Политика
Республики Архитектура
Реклама в СССР Песни в СССР
Радио в СССР Ваш Город
Перестройка ВОВ
Бытовая химия Отдых
Тара в СССР Автоматы
Видео о СССР Таблички
Хочу в СССР Коммунизм
Вожди СССР
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
TOP-10

Вам вопрос!
Хотели бы вы вернуть СССР ?
Да очень хочу!
Мне и так хорошо.
Не в коем разике =)
Лучшие фото
Анекдоты
Комары гораздо гуманнее некоторых женщин, уж если комар пьет твою кровь, он, по крайней мере, перестает жужжать.
Реклама

Реклама

Реклама

Реклама

ВНИМАНИЕ !!! На нашем сайте открылся ФОРУМ , ФОТОГАЛЕРЕЯ и раздел ПРИСЛАННЫЕ ФОТОГРАФИИ.
Приглашаем Всех принять активное участие в общении.





Всё о СССР » ВОВ, великая отечественная война » Немецкая разведка - работа на Кавказе

Немецкая разведка - работа на Кавказе

10226 / 0 |
Рейтинг: 
1
| Категория: ВОВ, великая отечественная война, Вооружённые силы
Великая война
На Кавказе немецкая военная разведка, именуемая абвер, после начала войны развернула бурную деятельность по созданию антисоветских национальных движений, в этом смысле идеально подходила Чечня. Там еще до войны мусульманские сепаратисты агитировали и открыто выступали против советской власти, их целью было объединение мусульман Кавказа в единое государство под предводительством Турции. В Чечено-Ингушетии наблюдалось массовое дезертирство, нежелание служить в Красной Армии, неподчинение советским законам. Численность дезертиров, которые объединились в нелегальные вооруженные отряды, составила к 1942 году 15000 человек, и это происходило в ближайшем тылу Советской Армии. Абвер активно забрасывал туда диверсионные группы, оружие и снаряжение, у чеченских повстанцев появились опытные военные специалисты, мастера разведки и диверсий. Начались восстания и диверсии, но их подавили, хотя, как выяснилось в наше время, не до конца. Не было уже и нет и сейчас в России генерала, подобного покойному Ермолову, только он знал и делал так, что потом никому не хотелось с ним воевать!
Немецкая разведка - работа на Кавказе

Немецкая разведка - работа на Кавказе
Немецкая разведка - работа на Кавказе
Немецкая разведка - работа на Кавказе
Немецкая разведка - работа на Кавказе
Немецкая разведка - работа на Кавказе

НЕСПОКОЙНАЯ РЕСПУБЛИКА

Рост активности религиозных и бандитских авторитетов наблюдался в ЧИ АССР еще до начала Великой Отечественной войны, оказывая тем самым серьезное негативное влияние на обстановку в республике. Ориентируясь на мусульманскую Турцию, они пропагандировали объединение мусульман Кавказа в единое государство под протекторатом Турции.

Для достижения своей цели сепаратисты призывали население республики к сопротивлению мероприятиям правительства и местных органов власти, инициировали открытые вооруженные выступления. Особый упор делался на обработку чеченской молодежи против службы в Красной Армии и учебы в школах ФЗО. За счет дезертиров, переходивших на нелегальное положение, пополнялись бандитские формирования, которые преследовались подразделениями войск НКВД.

Так, в 1940 г. была выявлена и обезврежена повстанческая организация шейха Магомет-Хаджи Курбанова. В январе 1941 г. локализовано крупное вооруженное выступление в Итум-Калинском районе под предводительством Идриса Магомадова. Всего же в 1940 г. административными органами ЧИАССР было арестовано 1055 бандитов и их пособников, у которых изъято 839 винтовок и револьверов с боеприпасами к ним. Предано суду 846 дезертиров, уклонявшихся от службы в Красной Армии. Начало Великой Отечественной войны повлекло за собой новую серию бандитских вылазок в Шатойском, Галанчожском и Чеберлоевском районах. По данным НКВД, за август — ноябрь 1941 г. в вооруженных выступлениях приняло участия до 800 человек.

ДИВИЗИЯ, НЕ ДОЕХАВШАЯ ДО ФРОНТА

Находясь на нелегальном положении, лидеры чечено-ингушских сепаратистов рассчитывали на скорое поражение СССР в войне и повели широкую пораженческую агитацию за дезертирство из рядов Красной Армии, срыв мобилизации, сколачивание вооруженных формирований для борьбы в пользу Германии. При первой мобилизации с 29 августа по 2 сентября 1941 г. подлежало призыву в строительные батальоны 8000 человек. Однако к месту назначения, в г. Ростов-на-Дону, приехало только 2500, остальные 5500 либо просто уклонились от явки на призывные пункты, либо дезертировали по пути следования.

Во время дополнительной мобилизации в октябре 1941 г. лиц 1922 года рождения из 4733 призывников уклонилось от явки на призывные пункты 362 человека.

По решению Государственного Комитета Обороны в период с декабря 1941 по январь 1942 г. в ЧИ АССР из коренного населения была сформирована 114-я национальная дивизия. По данным на конец марта 1942 г., из нее успели дезертировать 850 человек.

Вторая массовая мобилизация по Чечено-Ингушетии началась 17 марта 1942 г. и должна была завершиться 25-го. Количество лиц, подлежащих мобилизации, составляло 14577 человек. Однако к назначенному сроку было мобилизовано только 4887, из них направлено в войсковые части лишь 4395, т. е. 30% от положенного по разнарядке. В связи с этим срок мобилизации был продлен до 5 апреля, но число мобилизованных увеличилось только до 5543 человек. Причиной срыва мобилизации явились массовое уклонение военнообязанных от призыва и дезертирство по пути следования на сборные пункты.

При этом уклонялись от призыва члены и кандидаты в члены ВКП(б), комсомольцы, ответственные работники районных и сельских Советов (председатели исполкомов, председатели и парторги колхозов и т. д.).

23 марта 1942 г. со станции Моздок сбежал мобилизованный Надтеречным РВК депутат Верховного Совета ЧИ АССР Дага Дадаев. Под влиянием его агитации с ним сбежали еще 22 человека. В числе дезертиров оказались также несколько инструкторов РК ВЛКСМ, народный судья и районный прокурор.

К концу марта 1942 г. общая численность дезертиров и уклонившихся от мобилизации по республике достигла 13 500 человек. Таким образом, действующая Красная Армия недополучила полновесную стрелковую дивизию. В условиях массового дезертирства и активизации повстанческого движения на территории ЧИАССР в апреле 1942 г. нарком обороны СССР подписал приказ об отмене призыва в армию чеченцев и ингушей.

В январе 1943 г. областной комитет ВКП(б) и СНК ЧИ АССР обратились в НКО СССР с предложением об объявлении дополнительного набора военнослужащих-добровольцев из числа жителей республики. Предложение было удовлетворено, и местные власти получили разрешение на призыв 3000 добровольцев. Согласно приказу НКО призыв предписывалось провести в период с 26 января по 14 февраля 1943 г. Однако утвержденный план очередного призыва и на сей раз был с треском провален как по срокам исполнения, так и по количеству добровольцев, направленных в войска.

Так, по состоянию на 7 марта 1943 г. из признанных годными к строевой службе в Красную Армию было направлено 2986 «добровольцев». Из них прибыло в часть лишь 1806 человек. Только по пути следования успели дезертировать 1075 человек. Кроме того, из районных мобилизационных пунктов и по пути следования в г. Грозный сбежало еще 797 «добровольцев». Всего же с 26 января по 7 марта 1943 г. дезертировало 1872 военнообязанных из так называемого последнего «добровольного» призыва в ЧИ АССР.

Среди сбежавших вновь фигурировали представители районного и областного партийного и советского активов: секретарь Гудермесского РК ВКП(б) Арсанукаев, заведующий отделом Веденского РК ВКП(б) Магомаев, секретарь обкома ВЛКСМ по военной работе Мартазалиев, второй секретарь Гудермесского РК ВЛКСМ Таймасханов, председатель Галанчожского райисполкома Хаяури.

В ТЫЛУ КРАСНОЙ АРМИИ

Ведущую роль в срыве мобилизации сыграли действовавшие в подполье чеченские политические организации — «Национал-социалистическая партия кавказских братьев» и «Чечено-Горская национал-социалистическая подпольная организация». Первой руководил ее организатор и идеолог Хасан Исраилов, ставший одной из центральных фигур повстанческого движения в Чечне в период Великой Отечественной войны. С началом войны Исраилов перешел на нелегальное положение и вплоть до 1944 г. руководил рядом крупных бандформирований, поддерживая при этом тесную связь с немецкими разведорганами.

Во главе другой организации стоял брат известного в Чечне революционера А. Шерипова — Майрбек Шерипов. В октябре 1941 г. он также перешел на нелегальное положение и сколотил вокруг себя несколько бандитских отрядов, состоявших главным образом из дезертиров. В августе 1942 г. М. Шерипов поднял вооруженное восстание в Чечне, в ходе которого был разгромлен административный центр Шароевского района село Химой, а также предпринята попытка к захвату соседнего райцентра — села Итум-Кале. Однако бой с местным гарнизоном повстанцы проиграли и вынуждены были отступить.

В ноябре 1942 г. Майрбек Шерипов в результате конфликта с сообщниками был убит. Часть членов его бандгрупп примкнула к Х. Исраилову, часть продолжала действовать в одиночку, а часть сдалась властям.

Всего же в образованных Исраиловым и Шериповым профашистских партиях состояло свыше 4000 членов, а общая численность их повстанческих отрядов достигла 15 000 человек. Во всяком случае, именно такие цифры сообщил Исраилов германскому командованию в марте 1942 г. Таким образом, в ближайшем тылу Красной Армии оперировала целая дивизия идейных бандитов, готовых в любой момент оказать существенную помощь наступавшим немецким войскам.

Впрочем, это понимали и сами немцы. Захватнические планы немецкого командования включали в себя активное использование «пятой колонны» — антисоветски настроенных лиц и групп в тылу Красной Армии. К таковым оно, безусловно, относило и бандподполье в Чечено-Ингушетии.

ПРЕДПРИЯТИЕ «ШАМИЛЬ»

Правильно оценив потенциал повстанческого движения для наступающего вермахта, германские спецслужбы задались целью объединить все бандформирования под единым командованием. Для подготовки единовременного восстания в горной Чечне в качестве координаторов и инструкторов предполагалось забросить специальных эмиссаров абвера.

На решение этой задачи был нацелен 804-й полк дивизии специального назначения «Бранденбург-800», направленный на Северо-Кавказский участок советско-германского фронта. Подразделения данной дивизии проводили по заданиям абвера и командования вермахта диверсионно-террористические акты и разведывательную работу в тылу советских войск, захватывали важные стратегические объекты и удерживали их до подхода основных сил.

В составе 804-го полка существовала зондеркоманда обер-лейтенанта Герхарда Ланге, условно именовавшаяся «предприятие „Ланге“ или „предприятие “Шамиль». Команда была укомплектована агентами из числа бывших военнопленных и эмигрантов кавказских национальностей и предназначалась для подрывной деятельности в тылу советских войск на территории Кавказа. Перед заброской в тыл Красной Армии диверсанты проходили девятимесячное обучение в спецшколе, расположенной в Австрии в районе замка Мосхам. Здесь преподавали подрывное дело, топографию, учили обращаться со стрелковым оружием, приемам самозащиты и пользования фиктивными документами. Непосредственную переброску агентов за линию фронта осуществляла абверкоманда-201.

25 августа 1942 г. из Армавира группа обер-лейтенанта Ланге в количестве 30 человек, укомплектованная в основном чеченцами, ингушами и осетинами, была десантирована в район селений Чишки, Дачу-Борзой и Дуба-Юрт Атагинского района ЧИ АССР для совершения диверсионно-террористических актов и организации повстанческого движения, приурочив восстание к началу наступления немцев на Грозный.

В этот же день возле селения Бережки Галашкинского района приземлилась еще одна группа из шести человек во главе с уроженцем Дагестана, бывшим эмигрантом Османом Губе (Саиднуровым), которого, для придания должного веса среди кавказцев, нарекли в документах «полковником германской армии». Изначально группе была поставлена задача продвинуться к селу Автуры, где, по данным немецкой разведки, в лесах скрывалось большое количество чеченцев, дезертировавших из Красной Армии. Однако из-за ошибки немецкого пилота парашютисты были выброшены значительно западнее намеченного района. Одновременно Осману Губе предстояло стать координатором всех вооруженных бандформирований на территории Чечено-Ингушетии.

А в сентябре 1942 г. на территории ЧИ АССР была выброшена еще одна группа диверсантов в количестве 12 человек под руководством унтер-офицера Герта Реккерта. Арестованный органами НКВД в Чечне агент абвера Леонард Четвергас из группы Реккерта на допросе о ее целях показал: «Информируя нас о предстоящей высадке в тылу Красной Армии и наших задачах, командование немецкой армии заявляло нам: советский Кавказ сильно поражен бандитизмом, а действующие бандитские формирования ведут активную борьбу против советской власти на всем этапе ее существования, что народы Кавказа истинно желают победы германской армии и установления на Кавказе немецких порядков. Поэтому по высадке в советском тылу десантные группы должны немедленно войти в связь с действующими бандформированиями и, используя их, поднять народы Кавказа на вооруженное восстание против советской власти. Свергнув советскую власть в республиках Кавказа и передав ее в руки немцев, обеспечить успешное продвижение наступающей германской армии в Закавказье, которое последует в ближайшие дни. Десантным группам, готовящимся к высадке в тылу Красной Армии, в качестве ближайшей задачи ставилось также сохранение во что бы то ни стало нефтяной промышленности г. Грозного от возможного разрушения отступающими частями Красной Армии».

ДИВЕРСАНТАМ ПОМОГАЛИ ВСЕ!

Оказавшись в тылу, парашютисты повсеместно пользовались симпатиями со стороны населения, готового оказать помощь продуктами и разместить на ночлег. Отношение местных жителей к диверсантам было настолько лояльным, что те могли позволить себе ходить в советском тылу в немецкой военной форме.

Спустя несколько месяцев арестованный органами НКВД Осман Губе так описывал на допросе свои впечатление от первых дней пребывания на чечено-ингушской территории: «Вечером к нам в лес пришел колхозник по имени Али-Магомет и с ним еще один по имени Магомет. Сначала они не поверили, кто мы такие, но когда мы дали клятву на Коране в том, что действительно посланы в тыл Красной Армии германским командованием, то они нам поверили. Они нам сказали, что местность, на которой мы находимся, равнинная и здесь нам оставаться опасно. Поэтому они рекомендовали уйти в горы Ингушетии, поскольку там скрываться будет легче. Пробыв 3-4 дня в лесу вблизи села Бережки, мы в сопровождении Али-Магомета направились в горы к селению Хай, где Али-Магомет имел хороших знакомых. Одним из его знакомых оказался некий Илаев Касум, который нас принял к себе, и у него мы остались ночевать. Илаев познакомил нас со своим зятем Ичаевым Сосланбеком, который и проводил нас в горы…

Когда мы находились в шалаше близ селения Хай, к нам довольно часто заходили разные чеченцы, проходившие по близлежащей дороге, и выражали обычно сочувствие нам...».

Однако сочувствие и поддержку агенты абвера получали не только от простых крестьян. Свое сотрудничество с охотой предлагали и председатели колхозов, и руководители партийно-советского аппарата. «Первым человеком, с которым я прямо говорил о развертывании антисоветской работы по заданию немецкого командования, — рассказывал на следствии Осман Губе, — был председатель Даттыхского сельсовета, член ВКП(б) Ибрагим Пшегуров. Я ему рассказал, что являюсь эмигрантом, что мы сброшены на парашютах с немецкого самолета и что нашей целью являются оказание помощи немецкой армии в освобождении Кавказа от большевиков и проведение дальнейшей борьбы за независимость Кавказа. Пшегуров сказал, что мне вполне сочувствует. Он рекомендовал устанавливать сейчас связи с нужными людьми, но открыто выступать только тогда, когда немцы возьмут город Орджоникидзе».

Чуть позже «на прием» к посланцу абвера явился председатель Акшинского сельсовета Дуда Ферзаули. По словам О. Губе, «Ферзаули сам подходил ко мне и всячески доказывал, что он не коммунист, что он обязуется выполнить любое мое задание… При этом он принес пол-литра водки и всячески старался меня задобрить, как посланца от немцев. Он просил взять его под мое покровительство после того, как их местность будет оккупирована немцами».

Представители местного населения не только укрывали и кормили абверовских диверсантов, но и подчас сами выступали с инициативой проведения диверсионно-террористических актов. В показаниях Османа Губе описан эпизод, когда в его группу пришел местный житель Муса Келоев, который сказал, «что готов выполнить любое задание, и сам заметил, что важно нарушить железнодорожное движение по узкоколейной дороге Орджоникидзевская — Мужичи, т. к. по ней перевозятся военные грузы. Я с ним договорился, что необходимо взорвать на этой дороге мост. Для осуществления взрыва я послал вместе с ним участника моей парашютной группы Салмана Агуева. Вернувшись, они сообщили, что взорвали неохранявшийся деревянный железнодорожный мост».
Другие новости по теме:
       Автор astren | Комментарии [0]
    Пользуешься сервисами социальных закладок? Понравилась новость? Добавь её в


    html-cсылка:

    BB-cсылка:

    Прямая ссылка: