Ответить
 Офисный планктон по-советски, Ленинградские мемории
Кола Бельды
29 июля 2012 09:22
Сообщение #1


Новичок
  • 0

Репутация: - 0 +
Группа: Автор
Сообщений: 2
Регистрация: 29.07.2012
ICQ:--

Думаю, не ошибусь, ежели назову советских ИТР-овцев, сотнями тысяч ежегодно выпускавшихся из ВУЗов и техникумов и миллионами оседавших во всевозможных НИИ и КБ, прародителями нынешнего «офисного планктона». Сам начинал в 80-е с оператора ЭВМ, и закончил свой «советский» трудовой путь, соответственно, инженером. Не рухни СССР, вполне возможно, был бы уже начальником отдела с 220-рублевым окладом, или даже… хе-хе… главным инженером! Эвона!
Молодым ИТР-овцам в институтах жилось неплохо! Разумеется, необремененным семьей. 140-150 рублей – вполне приличная сумма для умеренно-разгульной жизни! Считайте сами: квартира – родительская (это плохо, обсудим позже!), затрат – минимум. На 10 рублей вполне можно посидеть с девушкой в кафе с шампанским и горячим. Считай, у особо усердных ловеласов полтинничек угулял. Такси, туда-сюда – еще рублей двадцать в месяц. Что-то надо откладывать на приличную одежду – минус тридцатник. Остальное – на «поесть» плюс всякие невинные потребности вроде кино и попить водки с друзьями.
Работали, не слишком отдаваясь ни душой, ни телом. Собственно, никакого самоотречения работа и не требовала, ибо точно так же, без особой отдачи работали с более старшие товарищи, и дамы различных возрастов, которых в любом НИИ или КБ было больше половины. Зато была чрезмерно развита система отгулов. За поход на овощебазу полагался целый отгул! За поход в ДНД – кажется, пол-отгула. За поход «комсы» в ОКОД (это Оперативный Комсомольский Отряд Дружинников, младшая дочка ДНД по комсомольской линии) – тоже пол-отгула. У особо активных, между прочим, в месяц могло накопиться до трех-четырех дней официально оплачиваемых отгулов, недурно-с! Сейчас бы так! Походил с полицаями по улицам три часа – и начальнику на следующий день: я беру отгул! А?!
Зато много и усердно курили: мужские, как и женские туалеты, были переполнены до отказа, иной раз, даже встать было негде! Тут же, в коридоре у туалетов, были неформальные доски объявлений, на которых, между прочим, размещались, например, еженедельные данные тотализатора по футбольному чемпионату СССР. Среди участников – непременные «Зоркий», «Серафим», «Лидер» и какой-нибудь неприлично-беззащитный в своей откровенности «Петров». За тур самому догадливому можно было и червончик зашибить!
Государственные праздники отмечались с размахом: сдвигались столы, вскладчину покупалась и приносилась из дома всякая снедь, с ВЦ (если в институте, конечно, был ВЦ!) по блату с его начальником выделялся казенный спирт, дамы за неделю обсуждали, кто и что приготовит. Руководство уже с двух часов дня либерально относилось к подозрительно розовым сотрудникам. Вечерами главное было – не засидеться, ибо предстояло тяжкое испытание – покинуть родные стены через проходную. Бдительные сотрудники 1-го отдела у особо не державшихся на ногах могли и пропуск отобрать, а потом – лишение премии, выговор и прочие неприятности…
А служебные романы?! Молодежи в любом институте было – пруд пруди, да еще ассортимент ежегодно обновлялся. Как же тут, товарищи, удержаться, я вас спрашиваю? А вы видели катапусю из 51-го отдела? Катапусю обязательно вели, как тогда почему-то говорили, «в центир»: там, знаете ли, кино, бары… Надо бы с ней в колхоз поехать!
В колхозы ездили летом-осенью, как правило – на неделю. Способствовали сельскому хозяйству – так себе, зато пили – неслыханно много! Посылали гонцов с ведрами за пивом в соседний поселок за пять километров. Те возвращались с подозрительно полупустой тарой, оправдывались – расплескалось, далеко, блин…
А профсоюзные путевки? У меня с приятелем, например, была традиция: каждую весну открывать поездкой на Валаам, а каждую осень заканчивать поездкой в Кижи. Или наоборот… Так же, при финансовой поддержке профсоюза, были «освоены» Рига, Таллин, всякие там Пушгоры и прочие города – не в счет.
Кстати, «о любви». Особенно ценились друзья с дачами или с комнатами. Также те, у кого родители куда-нибудь уезжали. Встречаться с девушками было решительно негде. Вести иллюзорный образ жизни, как говорил Хоботов, тоже надоедало, да и накладно, опять же. Последние ряды в кино, уединенные скамьи в осенних парках, телефоны-автоматы, подъезды – господи, где только не приходилось давать волю чувствам! Летом спасала природа, в остальные времена года приходилось много хуже. Это был большой минус и крайне серьезный вопрос. Может быть, именно поэтому женились много и охотно, зато и разводились – тоже прилично, хорошо, если без детей!
И кто говорит, что мы плохо жили?
Правда, возможно, что потому и грянули мерзкие 90-е, что жили именно так «хорошо», но – право! – есть что вспомнить, ей-богу!

--------------------
"А олени - лучше!"
Перейти в начало страницы
Быстрый ответ Ответить
1чел. читают эту тему (гостей: 1)
Пользователей: 0

  Сейчас: 19 сентября 2018 07:11