Главная Спорт
Легенды СССР Деньги СССР
Электроника Игры СССР
Игрушки СССР Продукты
Книги и журналы Культура
Армия СССР ТВ СССР
Бумаги и билеты События
Автопром СССР Предметы
Напитки в СССР Приборы
Видео с 1991 г. Косметика
Посуда в СССР Катастрофы
Песни пионеров Мода
Крылатые Фразы История
Фильмы СССР Политика
Республики Архитектура
Реклама в СССР Песни в СССР
Радио в СССР Ваш Город
Перестройка ВОВ
Бытовая химия Отдых
Тара в СССР Автоматы
Видео о СССР Таблички
Хочу в СССР Коммунизм
Вожди СССР
Реклама
Реклама
Реклама
Реклама
TOP-10

Вам вопрос!
Хотели бы вы вернуть СССР ?
Да очень хочу!
Мне и так хорошо.
Не в коем разике =)
Лучшие фото
Анекдоты
При скупом короле роль шута исполняет сам король.
Реклама

Реклама

Реклама

Реклама

ВНИМАНИЕ !!! На нашем сайте открылся ФОРУМ , ФОТОГАЛЕРЕЯ и раздел ПРИСЛАННЫЕ ФОТОГРАФИИ.
Приглашаем Всех принять активное участие в общении.





Всё о СССР » Вооружённые силы » Разведка в бою

Разведка в бою

3708 / 0 |
Рейтинг: 
1
| Категория: Вооружённые силы
Секретные службы
О разведчиках не пишут в газетах, хотя сейчас иногда идет от высокопоставленных военных общая критика их неэффективных действий. Всегда можно просчеты высшего командования поставить в вину разведчикам, ведь они не возразят, не пригласит ГРУ журналистов и не заявит, что предупреждали руководство, а они не прислушались. И живут рядом с нами тихие пенсионеры, ордена которых пылятся в шкафу и никому не показываются, и живут они совсем небогато, хотя и принесли немало пользы Родине. А сколько из них полегло по всему миру и осталось неизвестными, сколько погибло в тюрьмах даже без надежды на помощь родной страны. Таков суровый кодекс разведчика – забыть о себе и быть верным присяге до конца
Разведка в бою

Разведка в бою

Разведка в бою

Разведка в бою
Разведка в бою
Разведка в бою

Примечательно, что основными критиками наших разведчиков стали отставные высокопоставленные военные, в том числе целых два бывших министра обороны, один советский и один российский.
«Когда наши вошли в Чечню, — возмущается маршал Дмитрий Язов, — то Дудаев из гранатометов уничтожил почти всю нашу колонну. Сейчас мы вошли в Грузию — и наш танк сразу подбили. А где же разведка? О чем у нас думали? Вот и наш Ту-22 сбили, а ведь все знают, что американцы поставляли грузинам соответствующее оружие».
Очень жестко оценивает деятельность разведки всех степеней и видов генерал армии Павел Грачев. По его убеждению, она проморгала сосредоточение грузинских огневых средств на самых выгодных для обстрела города высотах. И таким образом, сказал экс-министр, допустила внезапный удар грузинской армии по Цхинвали и его окрестностям. Отсюда так много жертв среди мирного населения и серьезные разрушения всей городской инфраструктуры.
Досталось разведке и за потери, которые понесла российская авиация. «Наши самолеты были сбиты по одной причине: не было выполнено главное требование войны — разведка, — говорит генерал-полковник Геннадий Трошев, советник президента РФ. — А также не было подавления средств ПВО и систем управления противника. Нужно было провести разведку, потом подавить системы управления и ПВО — и тогда бы не был сбит ни один самолет».
Основные стрелы критики летят в адрес военной разведки и ее головной организации, ГРУ Генштаба. «Наиболее отсталым звеном явилось Главное разведывательное управление, — пишет ответственный секретарь «Независимого военного обозрения» Вадим Соловьев. — Ни на стратегическом, ни на тактическом уровне упреждающей разведывательной информации о выдвижении и боевых планах грузинских вооруженных сил собрано не было. Первый день войны для российской стороны ушел на осмысление обстановки и выработку решения. То есть вариант действий заблаговременно не просчитывался».
О ГРУ Генштаба общество знает у нас много меньше, чем о Службе внешней разведки (СВР). Это результат сознательной политики его руководства, тщательно создающего вокруг ГРУ ореол таинственности и эффективности. Позиция эта весьма выигрышная, хотя и не бесспорная, как, впрочем, и мотивы, лежащие в ее основе. Но это тема для отдельного разговора.
Из-за практически полного отсутствия какой-либо информации о ГРУ у нас в стране мало кто знает, что СВР в сравнении с ГРУ — карлик, если иметь в виду не только агентурную разведку, где силы обеих спецслужб примерно равны, но и сложные, дорогостоящие технические виды разведки, такие как космическая, радиоэлектронная и другие. К этому надо добавить разведывательные органы видов вооруженных сил (Сухопутных войск, ВВС и ВМС), разведки военных округов и т.д. Впрочем, пресловутое ЦРУ также всего лишь карлик в сравнении с разведывательными структурами Пентагона, который контролирует 80 процентов бюджета совокупного разведывательного сообщества США, объединяющего 16 спецслужб.
Кстати, к СВР формально никаких претензий в связи с событиями в Южной Осетии быть не должно, ибо, как известно, по межгосударственному соглашению 1992 года СВР запрещено вести разведку в странах СНГ, куда до последнего времени входила Грузия.
Я думаю, мы не скоро узнаем, докладывала ли военная разведка своевременно о концентрации грузинских войск вокруг Цхинвали, наличии современных средств ПВО у Грузии и т.п. В этом вопросе военная разведка находится в неравном положении со своими критиками, ибо не может ответить им в открытой полемике в силу специфики своей деятельности.
Я лично думаю, что, скорее всего, докладывала, точно так же, как она докладывала накануне 22 июня 1941 года о концентрации немецких войск у границ СССР. Вопрос в том, как она докладывала и почему к ее информации не прислушались. И самое главное, что нужно сделать, чтобы разведка отвечала своему основному предназначению — не проглядеть войну и вообще быть в состоянии предупреждать политиков и военачальников об опасности. И при этом делать это убедительно.
Ответ на последний вопрос не прост, поэтому я начну издалека.
В 5 часов 30 минут 16 декабря 1944 года под покровом темноты три немецкие армии, включая две танковые, под командованием фельдмаршала Рундштедта нанесли сокрушительный удар по союзным войскам в Арденнах, застав их врасплох. Неожиданностью для союзного командования была не только сила удара, но и его решительные цели. А они заключались в том, чтобы устроить англо-американским войскам «второй Дюнкерк». Для этого намечался захват Антверпена с целью рассечения пополам союзных сил и последующего уничтожения до 30 отрезанных дивизий, что составляло половину всей союзной группировки на европейском театре войны.
Генерал Омар Брэдли, на войска которого пришелся главный удар немцев, вспоминал в мемуарах, что только после войны при допросе пленных стали ясны подлинные цели немецкого контрнаступления. «Я не думал, — вспоминал Брэдли, — что немцы смогут сосредоточить силы с такой поразительной быстротой, и недооценивал наступательные возможности противника. Но впросак попали не только я и командующие армиями, но также Монтгомери и Эйзенхауэр».
Действительно, фельдмаршал Монтгомери, командовавший северным флангом союзных войск, следующим образом оценивал обстановку на фронте по стоянию на 16 декабря, то есть на дату начала немецкого контрнаступления: «В настоящее время противник перешел к обороне на всех фронтах. Его положение не позволяет начать крупную наступательную операцию. Более того, он должен любой ценой избегать маневренной войны. У противника нет ни транспортных средств, ни горючего, что необходимо для маневренной войны. Кроме того, его танки не могут соперничать с нашими в маневренном бою».
И, тем не менее, немцам удалось под носом у англосаксов создать ударную группировку из 21 дивизии, включая 7 танковых (970 танков и САУ), обеспечив ее и горючим, и боеприпасами.
Не удивительно, что свою полную неподготовленность все вышеперечисленные союзные военачальники объясняли прежде всего плохой работой разведки. Так, Эйзенхауэр пишет в мемуарах, что в начале декабря разведка вообще потеряла след 6-й танковой армии немцев и никак не могла ее обнаружить. Брэдли оправдывает свою неосведомленность сокращением возможностей агентурной разведки после выхода союзных войск к границам Германии. Если во время боевых действий во Франции союзники получали информацию о немецких передвижениях от французов и собственных заранее засланных агентов, то на территории Германии серьезной агентуры у союзников не было.
А между тем замысел Арденнской операции был оглашен Гитлером еще 16 сентября 1944 года, а план ее проведения утвержден 18 октября, за два месяца до начала контрнаступления. И трудно поверить, что союзная разведка не заметила немецких приготовлений. И действительно, руководители разведывательных управлений (так называемые J-2) союзных командующих докладывали о сосредоточении немецких войск в районе Арденн. А вот их интерпретация собственных донесений полностью совпала с мнением Эйзенхауэра, Монтгомери и Брэдли, которые не пожелали отказаться от своих уничижительных оценок немецких возможностей. Более того, они приписали сосредоточение немецких войск собственной военной хитрости. Дело в том, что англосаксы сами создавали видимость подготовки собственного наступления в Арденнах с целью отвлечь внимание немцев от подготавливаемого союзного наступления в сторону Рура. И не удивительно, что на доклады разведки о сосредоточении немецких войск в Арденнах они смотрели как на доказательство успеха своего дезинформационного плана.
За своё самодовольство союзники заплатили дорогой ценой. Они потеряли в Арденнах 80 тысяч человек, а Черчиллю и Рузвельту пришлось униженно просить Сталина об ускорении наступления Красной Армии.
Другие новости по теме:
       Автор astren | Комментарии [0]
    Пользуешься сервисами социальных закладок? Понравилась новость? Добавь её в


    html-cсылка:

    BB-cсылка:

    Прямая ссылка: